ptrvc: (Default)
Оказывается, в лингвистике тоже есть своего рода спор реалистов с номиналистами. Команду первых возглавляет Ноам Хомски со своей теорией универсальной грамматики. Сначала они уверенно вели в счете, но прогресс в изучении всяческих экзотических языков (пример1, пример2) склонил-таки ситуацию в пользу, казалось бы, очевидного вывода, что язык -- не больше чем средство адаптации к окружающей среде. Так что «нет ничего в чувствах, чего прежде не было бы в вещах», «бытие определяет сознание», -- раздаются кричалки с трибуны болельщиков за номиналистов (к коим принадлежу и я).

Теперь можно осмыслить сущность литературы (художественной, разумеется). Это такое ремесло по созданию симуляции окружающего мира в голове читателя путем модификации языка. В точном соответствии с инверсией принципа возникновения языка из реальности, данной в ощущениях.
ptrvc: (Default)
На рупоре пропаганды, как обычно, познавательное интервью В.Аветисова. Озвучивается крайне заразительная идея о случайных блужданиях в многомерном шаре. Основные выводы: случайные блуждания невозвратны; со временем области с наибольшими вероятностями обнаружить частицу группируются в набор вложенных друг в друга кластеров (древовидная структура); «малыми» изменениями невозможно постепенно переместиться из одного кластера в другой. Такая модель, прежде всего, описывает эволюционные процессы в биологии (ведь мутации ДНК -- это и есть блуждания в многомерном пространстве) и дает ответ на вопрос, откуда возникают затруднения в поиске промежуточных видов, оказывается, промежуточных видов нет и не может быть, а потому и поиск их лишен смысла. И вот теперь любопытно взглянуть на социальные системы, вооружившись такой концептуализацией. Аналогия с эволюционными процессами почти не вызывает вопросов. Также любопытно, что социальные системы эволюционируют всё-таки скачкообразно, а идеи о поступательном движении начинают вызывать сомнения, если двигаться необходимо чрезмерно далеко. Как ни странно, революции и репрессии получают неслабое обоснование. Действительно, маленькими шагами пропасть не преодолеть.
ptrvc: (Default)
"Самцы бабуинов обычно крайне агрессивны. Стэнфордские приматологи много лет (с 1978 до 1986 и затем после 1993 года) наблюдали в Кении за живущим недалеко от туристического кемпинга стадом бабуинов, которое она назвали лесным стадом. Как и в других колониях бабуинов, в лесном стаде всем заправляли свирепые, агрессивные самцы. Их самой лакомой пищей было содержимое помойки рядом с близлежащим гостиничным комплексом. Самок и подчиненных самцов они к ней не подпускали. Но в 1983 г на свалку вывезли инфицированное мясо, все доминантные самцы (46 % всех самцов) заразились бычьим туберкулезом и в течение трех месяцев вымерли. В результате в стае, во-первых, изменилось соотношение самцов и самок, а во-вторых, выжили только неагрессивные самцы.
И что же, популяция погибла? Ничего подобного. Оставшись без вожаков, бабуины самоорганизовались иначе, создав социальную структуру, в которой не стало насилия по отношению к слабым. Иерархические отношения и лидерство в стае не исчезли, но стали более мягкими. Менее агрессивные самцы, получив возможность самореализации, стали проявлять больше внимания друг другу, чаще заниматься грумингом, мирно общаться. То есть у них сформировалась новая культура, которая сохранилась даже двадцать лет спустя, когда первоначальные члены стада вымерли. Не только детеныши воспитывались в новом духе, но вновь прибывшим бабуинам давали понять, что здесь драться не принято, и те принимали эти правила."

Этот интересный отрывок из книги Кона наводит на мысль, что даже у обезьян с агрессией и иерархией не так все однозначно и просто, что уж там говорить про людей. Ну это так, претензия к Протопопову. Кстати, известен аналогичный пример из истории, описанный в книге "Ружья, микробы и сталь" Д.Даймонда. Переселившиеся с Новой Зеландии на острова архипелага Чатем мориори со временем утратили воинственность и агрессивность в противоположность маори, оставшимися на большой земле и вынужденными поддерживать себя в "форме" из-за постоянных конфликтов с соседями. Мориори попутно "деградировали" (в технологическом и социальном смыслах), вернувшись к охоте и собирательству, отказавшись от земледелия и от сложной иерархической организации общества. Тут даже не потребовалось скоропостижного вымирания доминантных самцов, процесс прошел естественно. Впоследствии при европейской колонизации, когда маори получили в свое распоряжение огнестрельное оружие и узнали о существовании мориори, они совершили вылазку на Чатем, в результате которой все мориори были уничтожены.

Интересно, что оба примера подтверждают как биологически-детерминисткие, так и социально-конструктивистские теории происхождения агрессивности и иерархии в обществе. Внутривидовая агрессия может возрастать при нехватке ресурсов, а может и наоборот - если ресурсов слишком уж мало, для выживания требуется консолидация итак немногочисленного общества (как у народов на крайнем севере или аборигенов, живущих в пустыне). С увеличением ресурсов воинственность людей должна упасть, но с другой стороны, именно избыток продовольствия, образующийся с переходом к оседлости и земледелию, приводит к расслоению общества, частной собственности и эксплуатации. Короче, чем дальше развивается цивилизация, тем меньше агрессивность биологически детерминирована, тем большее значение имеют социальные факторы. Как-то так.
ptrvc: (Idea)
"Главным историческим субъектом и носителем социальных изменений, ломающих привычный гендерный порядок, являются не столько мужчины, сколько женщины, социальное положение, деятельность и психика которых изменяются значительно быстрее и радикальнее, чем мужская психика. Дело здесь не в более широкой адаптивности женщин (по теории В.А.Геодакяна), а в общей логике социально-классовых отношений. Любые радикальные социальные изменения осуществлюят прежде всего те, кто в них заинтересован, то есть угнетенные классы, в данном случае - женщины."

С другой стороны, как показывает Кон уже в другой главе, исследуя изменения гендерной идентичности мужчин в Германии, наиболее продвинутые (в плане принятия равноправия женщин, терпимости и в целом сдвига социума в сторону феминности [не феминизация, феминность, также как и маскулинность - характеристика общественного порядка]) оказываются представители среднего класса. Консерваторами (помимо низкообразованных, стариков и других страт) оказались верхний и нижний (в случае Германии это пролетариат) социальные слои. С верхушкой все понятно, у них все хорошо, поэтому они склонны ничего не менять. С низами вроде тоже - не потерять бы то, что еще осталось; низкий социальный статус можно попытаться легитимно скомпенсировать хоть какой-то властью над женой и детьми (альтернативные в таких условиях проявления маскулинности - девиантное поведение, пьянство, преступность, армия тоже возможны, но большинство предпочитает семейную жизнь так или иначе). Получается иная картина, противоречащая марксистским догмам. Драйвером социальных сдвигов является не наиболее угнетаемый, а средний класс.

Видимо, профи-спекулянт сможет увязать эти противоречия в рамках теории. Марксизм ведь как психоанализ - всеобщая теория всего, не знающая и не желающая знать протииворечий. Но я попробую сам. Классовая борьба, может быть, "работает", если общество четко делится на два класса, угнетаемые - эксплуататоры, а вот если появляется средний класс, то он как раз все и двигает, а верхушка неожиданно кооперируется с маргиналами в попытке законсервировать существующий порядок вещей. В таком случае у нас происходит "все правильно": есть средний класс, но очень тоненький, его задача - снять напряженность между эксплуататорами и эксплуатируемыми, при этом энергии среднего класса явно недостаточно для любых радикальных изменений.
ptrvc: (Default)
Если ставить цель сохранить систему присуждения научных степеней и званий в том виде, в каком она существовала в СССР, то я против, конечно. К тому же это вовсе не возрождение духовности на ее дореволюционный уровень (с момента учреждения в МГУ никогда не было богословского факультета), а также не стремление к Европейскому стандарту (ВАК существует только в России и больше нигде), а просто дикий шаг назад, в средневековье. Но! Для пользы дела я даже не против. Если окончательно развалится существующая система, в которой дипломы и бумажки важнее всего на свете, то, может быть, станут оценивать людей по их реальным достижениям (написанные статьи, изобретения, внедрения и т.д.) ввиду окончательной инфляции степеней и званий.
ptrvc: (Idea)
Вот раньше смерть фиксировали по остановке дыхания, потом - по остановке сердца. Сейчас этого недостаточно, требуется отсутствие активности на ЭЭГ. Что дальше? Вот теперь и через МРТ общаться с людьми в вегетативном состоянии можно: http://www.membrana.ru/articles/health/2010/02/04/124900.html
ptrvc: (Default)
Вот что бросается в глаза, так это практическая невозможность диалога между докладчиками. При всем при этом, они объединены в одну тематическую конференцию. Действительно, в наше время науки объединяются не по принципу общего предмета исследования.
ptrvc: (Idea)
Мое отношение к собственной диссертации лучше всего передает высказывание Эйнштейна: Нет ни одного человека, который бы верил в теорию, исключая автора, зато все полагаются на эксперимент, исключая того физика, который ставил его.
ptrvc: (Idea)
Окситоцин, гормон, отвечающий за привязанность, выделяется во время стимуляции шейки матки. Это, между прочим, оправдывает сложившуюся практику "сначала отказать", так выматывающую гиперсексуальных подростков.
ptrvc: (Idea)
Кто хоть раз задумывался над историей техники, не мог не удивляться, как на основе каменного топора и дубины удалось построить все своременное высокотехнологичное оборудование. Это главный парадок технических наук - изготовить точную деталь неточными инструментами. Разрешение любого парадокса лежит через творчество. Например, можно пораскинуть мозгами и предположить, что ошибка измерительного прибора аддитивна, тогда, используя различные дифференциальные схемы, можно, фактически, из двух неточных приборов создать один точный, в котором помехи получаются в противофазе и взаимноуничтожаются. Не докапываясь даже к истинности гипотезы об аддитивности помехи, уже видно, что "точное" измерение - это некоторый произвол нашей мысли. Так что, друзья, мы до сих пор используем камни и дубины. Вся техника - симулякр, плоды нашего больного, но очень творческого воображения ,-)

super gut!

Jul. 5th, 2009 01:36 pm
ptrvc: (PP)
Наконец-то у меня все получилось, уравнения замкнулись! Надо теперь все срочно это в диссер поместить.

Благодарности: Кирхгофу, Даламберу, Бернулли, Ньютону за исходные посылки, за то что мне есть, с чем сравнивать мои первые приближения, Эйлеру, Лагранжу, Пуанкаре и Ляпунову за методы, а также Демьянову, Нарасимхе, Карье и всем прочим за ошибки, допущенные в своих работах ,-)
ptrvc: (Default)
Сегодня снова был приступ аномизма. Игра заставила отвлечься от духовного в пользу (хотя скорее во вред) материального.

Как ни парадоксально, в колею меня вернуло размыщление о том, что для реальных сигналов нелокальность преобразования Гильберта несущественна, т. к. оно имеет особенность в точке наблюдения. Единственное, что необходимо, - сигнал должен быть непрерывным. Именно поэтому все попытки применить модуляционные преобразования сигналов в цифровой форме обречены на неудачу. Во всяком случае до тех пор, пока у нас вся цифра на спектральных представлениях основана.

Profile

ptrvc: (Default)
ptrvc

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 03:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios